Этнографический очерк

Этнографический очеркСуществовавшее неповсеместно до пореформенного времени патриархальное рабство вряд ли отражало традиционную сословную структуру осетин. Сомнительно также, что захваченных в плен или купленных невольников уместно выделять в отдельное сословие. Упоминания о них содержатся в этнографическом очерке «Особа» К. Л. Хетагурова: «Приобретенный где-нибудь на стороне, купленный или похищенный ребенком или даже взрослым, взятый в плен во время набега в какое-нибудь отдаленное ущелье, всегда иной национальности, этот несчастный алхад делался жертвой полнейшего произвола своих хозяев. Обычные названия „саулаг“, „алхад“ или „цагъайраг“ и „уацайраг“ показывают на несомненно негритянское происхождение этих невольников. Впрочем, во всей Осетии таких бесправных рабов можно было насчитать не более двух-трех десятков».

По замечанию Н. С. Мансурова, «совершенно особый род зависимых представляли собою кавдасарды Тагаурского общества и аналогичные кумиаки дигорской отрасли осетинского племени. К этому сословию принадлежали осетины, прижитые лицами привилегированных фамилий с наложницами и считавшиеся впоследствии ближайшими родственниками своих господ». Существенно, что практика общения двух указанных сословий формально имела родственное содержательное наполнение и была оформлена как «безусловное повиновение отцу» : «Отец не только решает при самом рождении кавдасарда вопрос о его дальнейшей жизни или смерти, но и устраивает произвольно его последующую судьбу: или оставляя его жить с собою в одном дворе на правах работника или отводя ему на своей земле особое место для поселения. Кавдасард не участник семейного имущества, не совладелец отца, подобно законному сыну». Таким образом, эксплуатируемая по существу единица формально исполняла поведенческие предписания в оппозициях «отец— сын», «старший— младший», подменяя, конечно, сущностное их содержание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

48 − = 40

Copyright © 2015. All Rights Reserved.