Кровная вражда

Кровная вражда«Хистаертае» могли воздействовать на ход кровной вражды, которая, как писал В. Пассек, «господствует с большею силою у осетинцев». Хотя «примирение возможно только тогда, когда на это изъявили согласие все взрослые в роде мужчины», осуществляли его только «хистарта» по строго выработанным нормам обычного права. Кое-что может быть рассмотрено и с позиций этикета. Первоочередными мерами специально избранных посредников было распределение улиц в селении, «по каким, кому из враждующих сторон полагалось ходить и ездить, причем преимущество отдавалось потерпевшей стороне». Интересно, что, несмотря на неприкосновенность женщин в кровной мести, они участвовали в «этикете кровников» — не ходили по запрещенным улицам, при встрече отходили в сторону и т. д..

Кровная месть вербально обозначалась как «туг фаестаемае рай — сын» — действие, возможно, некогда осуществлявшееся в прямом смысле слова. Геродот писал: «Скиф пьет кровь первого убитого им врага». О таком обычае возвращения крови убитого сородича повествуется в дигорской легенде, героиня которой девушка Хорчег «отомстила за убийство своих семи братьев тем, что убила врага, выпила за каждого убитого по одной чаше крови. Она умерла, но зато вернула. свою кровь».

В значительной степени кровомщение происходило из страха перед общественным порицанием. Особенностью этической концепции осетин было предъявление высоких требований именно к этому. «Пока не отомстят кровью за кровь, родственники убитого чувствуют себя приниженными в обществе, в глазах которого неисполнение этого обычая слывет за крайний позор».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

29 + = 34

Галерея
9164 9752 10634 11623 13640 21815

Copyright © 2015. All Rights Reserved.