Урожденные семьи

Урожденные семьиКак уже отмечалось, поведение урожденных семьи было куда менее сковано различными запретами: «на правой стороне женщины на скамью не садятся, за исключением матери и сестер хозяина, да и те, впрочем, редко пользуются своим правом». Добавим, что на практике, т. е. в реальной жизни, этим правом они не пользовались никогда. Преимущество урожденных перед снохами — это, пожалуй, единственное исключение из незыблемого возрастного иерархического устройства осетинской патриархальной семьи. Как исключение оно входило в общую систему семейного этикета, впрочем, никак ее не нарушая. Афсин хотя и вставала, приветствуя урожденных, те сразу же обязаны были усадить ее, ибо возрастное преимущество в конечном счете нивелировало родственное и в этой ситуации.

Определив круг общения хицау и афсин, необходимо уточнить, взаимоотношения этих двух центральных фигур осетинской семейной общины. По свидетельству М. М. Ковалевского, «обыкновенно место аефсин занимает старшая во дворе: мать или жена хицау, а по смерти последнего, нередко и его вдова». Афсин могла приходиться главе семьи еще и снохой, очень редко— сестрой. Смена этих фигур никоим образом не была взаимозависима, а обусловливалась естественным ходом событий. Официозные отношения не варьировали в зависимости от родства, оставаясь стабильными, поскольку представляли собой отношения социальной значимости.

Афсин — единственная женщина, за которой было признано право прямого обращения к хицау, необходимое для докладов, советов, общего координирования. Оно маркировано определенными вербальными и кинесическими стереотипами. Афсин должна разговаривать с хицау стоя, и только если приходилась ему матерью, могла сесть неподалеку. Общение подчинялось общим правилам этикета, принятым при общении мужчин и женщин. Но, независимо от возраста и родственного отношения, хистар приветствовал и провожал аефсин привставанием. М. М. Ковалевский счел необходимым подчеркнуть «преимущественное положение, занимаемое обоими», которое «имеет своим последствием освобождение их от полевых и домашних работ». И коль скоро «в те времена в осетинском доме можно было сделать лишь то, что разрешали старший и старшая», правомерен вывод о них как фигурах, в значительной степени структурирующих семейный этикет в повседневном общении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

61 − = 53

Copyright © 2015. All Rights Reserved.